• Баландин А.В., Валышков И.Л., Васецкий А.Ф. "Условия обеспечения промышленной безопасности при хранении технологического запаса топлива"
  • Баландин А.В., Валышков И.Л., Васецкий А.Ф. "Условия обеспечения промышленной безопасности при хранении технологического запаса топлива"

    Условия обеспечения промышленной безопасности при хранении технологического запаса топлива 

    «Кровь земли из мощной жилы
    Трубы жадные сосут,
    Нефть и газ — вот это сила,
    Это их, как манны, ждут»

    Тема нашей статьи – технологические запасы топлива, это запасы на объектах, которые не занесены в банк данных Государственного реестра сведений о действующих опасных производственных объектах с получением организацией свидетельств о регистрации, заключений по идентификации и карточек учёта объектов. Где находится черта, за которой начинается распространенное нарушение, однозначно приводящее к санкциям со стороны надзорных органов? Сколько топлива можно запасти? В чем его можно хранить? Попробуем ответить на эти вопросы.

    Возобновляемые источники энергии, экология… Модные, красивые слова… и всё-же, при обеспечении функционирования предприятий, обеспечении непрерывности технологических процессов, мы продолжаем сталкиваться с использованием углеводородов. Резервные электростанции, резервные емкости ТЭЦ, Жидкие углеводороды – самая удобная в настоящее время субстанция для хранения необходимых запасов энергии. Большая часть изобретений человечества касается, прямо или косвенно, вопросов преобразования энергии углеводородов в механическую или световую энергию.

    Чем же полюбилось людям это маслянистое вещество с характерным запахом? За какие заслуги мы оказываем ему такое внимание и тратим столько сил на организацию его использования?

    Вещество, кстати, вовсе не безобидное: двигатели внутреннего сгорания, которые являются основными потребителями углеводородного топлива, при сгорании которого расходуется кислород и выделяется диоксид углерода (СО2) вместе с другими токсичными экологически вредными веществами, ежегодно потребляют около 40 миллиардов тонн кислорода и выбрасывается в атмосферу свыше 55 миллиардов тонн диоксида углерода.

    Восстановление производительной способности загрязнённой нефтепродуктами почвы проходит очень медленно, урожайность сельскохозяйственных земель восстанавливаются лишь через 7-10 лет. Попадание нефтепродуктов на почву при разливах, сопровождающих аварии на добывающих предприятиях, вызывает изменение её структуры, химического и микробиологического состава, что, в конечном счёте, приводит к угнетению роста и последующей гибели растений.

    При попадании нефтепродуктов в воду они растекаются, образуя тонкую, стабильную плёнку, тонкую, вплоть до мономолекулярной. Небольшие количества нефтепродуктов, при разливе, перекрывают громадные площади поверхности воды. Эта плёнка меняет условия теплообмена с атмосферой, что влияет на климат, вызывает гибель водной растительности и живых организмов. Для разрушения такой плёнки необходимо длительное временя – до нескольких месяцев.

    Конечный продукт, например бензин, входящий в состав этилированных бензинов тетраэтилсвинец является одним из сильнейших ядов, действующих на нервную систему человека. Это вещество действует через кожу, дыхательные пути и желудочно-кишечный тракт. Он обладает свойством постепенно накапливаться  в организме. Особая опасность этого вещества в том, что отравление обнаруживается лишь на стадии хронической формы. Даже слабое отравление этим веществом вызывает тошноту, головные боли, быструю утомляемость, притупление памяти и другие болезненные проявления. Накопление тетраэтилсвинца в организме свыше определённых пределов вызывает тяжёлые нервно-психические расстройства, которые могут закончиться параличом или привести к смертельному исходу.

    Культура производства. При попадании этилированного бензина на кожу или одежду лёгкие фракции его быстро испаряются, а тетраэтилсвинец остаётся (t кипения = 2000º С) и будет проникать в организм.

    А чего стоят выбросы при сжигании? Появляющиеся в отработавших газах из-за применения топлив, недостаточно очищенных от соединений серы, оксиды серы SO2 и SO3, оказывают вредное влияние на живые организмы, замедляют и даже прекращают рост растительности, увеличивают заболеваемость и сокращают продолжительность жизни человека. Оксиды серы при соединении с влагой образуют серную и сернистую кислоты, что вызывает повышение кислотности атмосферы и водоёмов, интенсивную коррозию металлических конструкций, ускорение разрушения зданий и сооружений.

    Ну, хватит о неприятном, что то ведь привлекает людей в это веществе? Что же?

    Его можно сжечь в атмосфере с выделением энергии, а выделившейся энергией заменить мускульную энергию человека или животного! Вот оно что: можно свою работу переложить на могучие плечи углеводородов! Цифры впечатляют: теплотворная способность - количество тепла, выделяемое при полном сгорании такого топлива, как нефть - 42∙10 ᵌ кДж/кг, мазута - 41∙10 ᵌ кДж/кг, этана - 52∙10 ᵌ кДж/кг, бутана - 57∙10 ᵌ кДж/кг.

    Средняя мускульная мощность человека – 100…150 Вт или 0,00015∙10 ᵌ кДж/с. Нехитрый расчет показывает, что человек, непрерывно, с полной отдачей, работая 8 часов, может дать максимум 4,420∙10 ᵌкДж, такую же энергию дает при сжигании э… половина стакана мазута…

    За счет освоения различных источников энергии энерговооруженность человека возросла в среднем в 30 раз (3 кВт/чел.), а в развитых странах эта цифра на порядок больше. Конечно, страны, желающие избавиться от нефтяной, газовой и угольной зависимости, планируют получать от 5% до 30% электрической энергии за счет использования энергии воды, солнца, ветра, и т. д. Наиболее амбициозные планы у таких стран, как Австрия (покрывать 80% своих нужд в электроэнергии за счет возобновляемых источников), Швеция (60%) и США (55%), но согласитесь, то, что полстакана топлива заменяет по энергоотдаче человека, впечатляет!

    Вот, именно эта энергетическая емкость, и заставляет продолжать использовать углеводородное топливо. Содержать его повсеместно – на специализированных складах, на объектах энергетики, в баках транспортных средств, в гаражах и котельных…

    Однако те же свойства, которые делают запасы углеводородного топлива столь привлекательными и определяют опасности, порождаемые при их содержании.

    Итак, чем опасны жидкие углеводороды?

    Во первых, при использовании углеводородов можно банально отравиться. Углеводороды отравляют организм, поражают внутренние органы (в частности, органы дыхания) и нервную систему человека. Некоторые углеводороды оказывают канцерогенное действие. При отравлении парами углеводородов у человека наблюдаются слабость, тошнота, кашель и покраснение слизистой оболочки глаз. Нередко отмечается эйфория, возбуждение, беспокойство. Соединения углеводорода и хлора вызывают спутанность сознания. Отравление может сопровождаться уменьшением кровяного давления, трепетанием желудочков сердца, почечной или печеночной недостаточностью. Если больному не оказать своевременную помощь, он может умереть вследствие нарушения или остановки дыхания.

    Во вторых, способность углеводородов интенсивно гореть в атмосфере предопределяет их пожароопасность. Большие единичные мощности, высокие давления, большие объемы и потоки нефти, высокая энерговооруженность таят в себе значительные разрушительные способности технологического оборудования при их поломках,  повреждениях или авариях.

    Если кратко обобщить, то опасные и вредные свойства легких и тяжелых углеводородов заключается в следующем:

    •  углеводороднаяя среда взрыво и пожароопасна;

    • нефть (газ) имеет низкую температуру вспышки (-36 - +35 °C);

    •образует с серой пирофорные соединения, способные при контакте с воздухом самовоспламеняться;

    • жидкие углеводороды способны накапливать электрические заряды, создающие реальную угрозу взрыва, пожара и поражения людей электрическим током;

    •нефть и нефтепродукты токсичны;

    •отдельные фракции нефти и компоненты химически агрессивны;

    • углеводородные газы, содержащиеся в нефти, тяжелее воздуха в 2–3 раза, следовательно, способны скапливаться в пониженных местах (котлованах, приямках, колодцах, оврагах и т.п.) и продолжительное время удерживаться там. Они взрывоопасны и токсичны.

    Согласитесь, список впечатляет. Именно эти свойства определяют пристальное внимание государственных органов технического надзора к объектам, на которых хранятся запасы углеводородного топлива. Как к объектам складирования топлива, так и к объектам, где технологический процесс вынуждает хранить некоторый запас углеводородного сырья или топлива.

    Повторюсь: тема нашей статьи – это технологические запасы, запасы на объектах, которые не занесены в «банк данных Государственного реестра сведений о действующих опасных производственных объектах с получением организацией свидетельств о регистрации, заключений по идентификации и карточек учёта объектов». [1]

    Следует особо отметить, что при идентификации опасным производственным объектом считается не отдельный механизм, оборудование, ёмкость с опасным веществом (топливом), и не всё предприятие целиком, а определенная производственная площадка, на которой есть обращение такого вещества или эксплуатация такого технического устройства, которое это вещество потребляет. На каждом крупном производстве или энергетической установке может насчитываться до нескольких десятков таких опасных производственных объектов, каждый из которых закон предписывает регистрировать в установленном порядке.

    Однако есть способ этой процедуры избежать — необходимо доказать экспертам регистрирующей организации, что опасное вещество обращается на объекте в малом (допустимом) количестве и его размещение таково, что не может стать причиной возникновения аварии.

    Каковы же требования к технологическим объемам? В «малом количестве» это сколько? И какими документами это определяется? Как может защититься хозяйственник от произвола проверяющего и что он должен выполнить, чтобы быть «законопослушным»?

    Как сделать всё «по закону», не попасть в сферу пристального внимания Ростехнадзора и судебных органов? Вопрос сводится к тому, относится ли объект к категории опасных производственных объектов, этим и определяется правоприменение.

    При идентификации производственных объектов и отнесении их к категории опасных производственных объектов необходимо учитывать следующее:

    Согласно пункту 16 Приложения № 8 к Административному регламенту Ростехнадзора по исполнению государственной функции по регистрации опасных производственных объектов и ведению государственного реестра опасных производственных объектов, утверждённого приказом Ростехнадзора от 04.09.2011 № 606, «…при осуществлении идентификации производственной площадки как опасного производственного объекта опасные вещества в количестве, равном или менее 2 % от предельно допустимого для горючих жидкостей в технологическом процессе, установленном в Приложении № 2 к указанному закону, можно не учитывать, если нормативными документами на конкретное вещество не установлено другое и, если их размещение на территории эксплуатирующей организации таково, что не может стать причиной возникновения крупной аварии. При этом расчёт количества опасного вещества, обращающегося на опасном производственном объекте, производится на основании проектной ёмкости всех имеющихся резервуаров исходя из значения строки «Горючие жидкости, используемые в технологическом процессе…" [2]

           Таким образом, в случае если на объекте в соответствии с проектной (и фактической) ёмкостью всех резервуаров возможно обращение опасных веществ в количестве менее 2 % от предельно допустимого для горючих жидкостей в технологическом процессе, установленного в Приложении № 2 к указанному закону (от 21.07.1997 N 116-ФЗ прим. авт.) и при этом их размещение на территории объекта таково, что не может стать причиной возникновения крупной аварии, и нормативными документами на конкретное вещество не установлено иное, при идентификации указанного объекта признак опасности 2.1 (получение, использование, переработка, образование, хранение, транспортирование, уничтожение опасных веществ) не учитывается. Если других признаков опасности, установленных Приложением № 1 к указанному закону, не производственном объекте нет, указанный объект не относится к категории опасных производственных объектов.

    Нехитрый расчёт: (200 тонн / 100) х 2 = 4 тонны

    позволяет получить цифру:  4 (четыре) тонны.» [4,5]

    Правильность этого расчета подтверждают материалы заседаний арбитражных судов различных инстанций. [6]

    Итак, предельное количество обосновано. А как быть с условием «доказать экспертам регистрирующей организации, что опасное вещество обращается на объекте в малом количестве и его размещение таково, что не может стать причиной возникновения аварии»? Какие еще требования нужно выполнить?

    Основная опасность, которую несет в себе объект, «заряженный» углеводородным топливом – возникновение пожара. Отсюда и требования к системе пожарной сигнализации, системе пожаротушения, молниезащиты, защиты от накопления статического электричества, устройства заземления и зануления. Наконец обеспечения соответствующей культуры производства, исключающей возможность возгорания.

    Положением о лицензировании деятельности по эксплуатации пожароопасных объектов, утвержденным Постановлением Правительства Российской Федерации от 14.08.2002 N 595, определен порядок лицензирования деятельности по эксплуатации пожароопасных производственных объектов, осуществляемой юридическими лицами и индивидуальными предпринимателями.

    «В силу подп. "а" п. 1 указанного Положения под пожароопасными производственными объектами понимаются объекты, на которых используются (производятся, хранятся, перерабатываются) легковоспламеняющиеся, горючие и трудногорючие жидкости, твердые горючие и трудногорючие вещества и материалы (в том числе пыль и волокна), вещества и материалы, способные гореть при взаимодействии с водой, кислородом воздуха и друг с другом.»[3]

    Федеральным законом от 21.07.1997 N 116-ФЗ «О промышленной безопасности опасных производственных объектов» к категории опасных производственных объектов относятся объекты, на которых получаются, используются, перерабатываются, образуются, хранятся, транспортируются, уничтожаются в т.ч. горючие вещества - жидкости, газы, пыли, способные самовозгораться, а также возгораться от источника зажигания и самостоятельно гореть после его удаления (п.п. "в" п. 1 приложения 1).

    Любые нефтепродукты, а особенно смазочные вещества, соприкасаясь с кислородом воздуха, окисляются вначале медленно, выделившееся при окислении тепло вызывает повышение скорости окисления, температура растет. Так будет продолжаться до тех пор, пока температура не станет достаточно высокой, чтобы промасленные хлопчатобумажные ветошь, промасленная спецодежда или другие подобные им материалы начали обугливаться, а затем воспламеняться и гореть. Как пример: если 4...5 кг хлопчатобумажных тряпок смочить 300г олифы при температуре 25°С, то через 2 часа температура их повысится до 60°С, через 3 часа – до 200°С. Через 4 часа температура достигнет 350°С и эти тряпки загорятся без постороннего источника огня. Таким образом, безопасные на первый взгляд промасленные тряпки и ветошь, заброшенные в угол цеха или гаража, забытые в спецодежде или оставленные без присмотра, а также промасленная спецодежда, сложенная в кучу на хранение, могут воспламениться и вызвать пожар без посторонних источников огня.

    Поэтому, для того, чтобы обосновать безопасность вашей емкости с технологическими запасами горюче-смазочных материалов (ГСМ), необходимо выполнить все технологические требования, которые предъявляются к складам ГСМ. Это и система сброса топлива в подземный резервуар, и система дыхательных клапанов, и система автоматической пожарной сигнализации, и система пожаротушения, и система молниезащиты…

    Однако, это темы других, более подробных статей. Мы же ограничимся обоснованием предельно допустимого объема. Это предельно допустимый объем хранимых технологических запасов углеводородного жидкого топлива - 4 (четыре) тонны. Это четкая граница (и материалы арбитражных разбирательств это подтверждают) между тем, что можно и тем, что нельзя. Хочется обратить внимание на то, что это не объем запасенного топлива, а именно максимальный объем емкости для его хранения.[6] 

    Баландин Андрей Викторович, генеральный директор ООО «Комплексстрой»

    Валышков Игорь Леонидович, главный инженер ООО «ЭКОЛ и НК»

    Васецкий Александр Федорович,Зам. генерального директора ООО «НТЦ ЭДО»